Меню апокалипсиса и прогулки с пылесосом: как сотрудники Haulmont живут в самоизоляции

Меню апокалипсиса и прогулки с пылесосом: как сотрудники Haulmont живут в самоизоляции

Самоизоляция и работа из дома точно станут одним из главных событий 2020 года. Чтобы сохранить для истории как это было, мы собрали шесть рассказов о своем опыте от сотрудников разных специальностей и бизнес-юнитов. Оказывается, иногда во время работы очень хочется помыть полы, недостаток общения можно компенсировать готовкой, а лучшее место для изоляции с детьми — за городом. Словом, узнали много интересных подробностей!

Алина Стефанович, дизайнер
Работать дома мне не очень удобно — стол маленький и низкий, колени упираются в него, рука с мышкой свисает. Плюс, не помещается монитор вместе с ноутбуком, не говоря уже о еде.

Зато сейчас я могу начать работать в 12, при этом заканчиваю по-разному: иногда в 8 вечера, иногда в 3 ночи. Я просто включаю комп, стараюсь меньше обращать внимание на соцсети и пытаюсь сконцентрироваться именно на работе. Главное — не сорваться и не начать мыть полы.

Обычно коллеги приходят к моему рабочему месту, чтобы обсудить задачу, а теперь все пишут в скайп. Когда бывает нужно — созваниваемся. Раньше у меня никогда не было коллов, а сейчас может быть три за неделю. Со своим отделом мы переписываемся круглые сутки, а иногда даже созваниваемся, чтобы просто попить чай.

У меня есть кот Магнус, и мне кажется, за эти недели он намного сильнее ко мне привязался. Когда я сижу за столом, кот бьет меня лапой и орет: «Что ты на меня внимания не обращаешь?». Мне уже жалко его, потому что, когда мы вернемся к работе в офисе, ему будет очень грустно без меня первое время.

Вообще карантин для меня не сильно отличается от новогодних выходных. Я не стремлюсь особо к общению с людьми, поэтому находиться дома одной меня не смущает. Хотя по живому общению иногда скучаю.

Глеб Горелов, разработчик в бизнес-юните CUBA Platform

Сейчас я начинаю день также, как в офисе — проверяю форум техподдержки, отвечаю на вопросы, потом перехожу к разработке. Ничего особенного чтобы настроиться не делаю. Мог бы купить игровой руль, включать что-то типа GTA и представлять, что еду в офис, но нет.

Я работаю за компьютерным столом очень старого формата, у которого даже были полочки для дисков. Я их выломал, чтобы поместился второй монитор, хотя так и не подключил его к ноуту, справляюсь с одним. Стул у меня дома такой же, как в офисе. Так что получается достаточно удобное рабочее место.

При работе из дома проще заниматься физическими упражнениями. После офиса приходишь усталый, надо поесть, а потом уже ничего не хочется. А сейчас я, например, отжимаюсь в перерывах.

Раньше когда нужно было что-то обсудить, мы с командой просто собирались кружочком, а сейчас созваниваемся практически каждый день. Наверно, так к этому привыкнем, что и в офисе будем сидеть друг напротив друга и звонить.

Я живу один и не страдаю без общения, но к концу третьей недели карантина нехватка офиса и людей начала сказываться. Поэтому я компенсировал ее готовкой разной замороченной еды, например, мариновал курицу и запекал в духовке. Но потом пришлось три часа оттирать духовку от жира. Так что я решил, что ну ее, эту готовку. Еще у меня под раковиной пророс лук. Я назвал его Кирилл и решил, что он заслужил света и перенес на балкон. Но ему это не зашло, в земле появились жучки и уже через день пришлось выкинуть Кирилла.

В целом, я приспособился к работе из дома, хотя не хватает английского и кофе-брейков с коллегами. Профессия разработчика такова, что мы не сильно страдаем от удаленки.

Михаил Еньков, QA Custom Solutions

Карантин застиг меня врасплох — я не успел доделать ремонт в своей квартире. Поэтому пока живу в своей комнате у родителей. Там стоит старенький стол, который остался еще со школы, на нем два монитора, клавиатура, мышь и PlayStation 4. В этой же комнате я и сплю, и читаю, но если бы была возможность, то выделил бы для работы специальное место. В своей квартире 100% зависал бы на балконе с ноутом. И, конечно, жалко, что нет возможности работать на нашей волшебной веранде в офисе.

Каждое утро я медитирую 5-10 минут для общего настроя. Но это не связано с работой и удаленкой, это утренний ритуал.

Так как большинство моей команды в Самаре, рабочие вопросы мы и раньше обсуждали через скайп или телеграм. С коллегами из Тольятти мы регулярно созваниваемся, можем проболтать пять часов подряд. Мы даже готовимся к таким сходкам, делаем домашние задания. Однажды заранее смотрели короткометражки, которые потом обсуждали.

Первые три недели карантина я не брился, пока мы с коллегами не решили созвониться с включенными камерами. Хотел перед этим сделать бороду какой-нибудь забавной формы, но в итоге просто сбрил все. Еще в какой-то момент волосы начали загораживать монитор, но повезло, что парикмахер работал и удалось постричься.

Мне катастрофически не хватает живого общения, поэтому радует возможность посмотреть по видеосвязи на заспанные plus-size лица отъевшихся коллег. Еще бывает, что к кому-то в камеру врываются родственники или питомцы. Тогда все начинают говорить: «Так, покажите котов, щенков, детей, просто покажите!» Хочется видеть, что есть и другая жизнь, кроме говорящих голов на экране.

Екатерина Королева, координатор проектов ТЕЗИС
Раньше я просыпалась в 6:30, приезжала на работу к 8 утра, работала до 4-5 часов дня, потом отвозила детей из садика и школы по кружкам. Сейчас карантин, всего этого нет, поэтому теперь я могу работать круглосуточно! Обычно я начинаю день также в 8 утра, а заканчиваю всегда по-разному. Иногда коллеги пишут даже в час ночи.

Мы с мужем работаем, а дети все время дома, поэтому спасает только то, что мы пережидаем карантин за городом. Одну из комнат на втором этаже мы выделили под переговорку. Там максимально рабочая обстановка — есть стол и офисное кресло. Детям объяснили, что в эту комнату заходить нельзя. Если нужно с кем-то созвониться, я уединяюсь там. Дети отвлекают каждые три секунды, но, к счастью, их можно выставить на улицу — главное, выделить время, чтобы их одеть и обуть. Я тоже в любой момент могу выйти во двор проветриться. Еще очень радует, что коллеги понимают нынешнюю ситуацию и абсолютно спокойно относятся к тому, что у меня на фоне кричат дети.

Большинство моих перерывов — это готовка еды. Я в шоке от того, сколько моя семья ест. В офисе все проще — никого не нужно кормить, ни за кем не нужно мыть посуду, не нужно следить, чтобы не растаскивали макароны по ковру и не подкармливали кошку под столом. Очень люблю своих коллег, они такие сознательные во время обеда.

Я три года провела в декрете (хотя и работала), и все это время мечтала, что выйду в офис. Вышла, но не успела толком поработать, как пришлось вернуться в домашний режим. Без кофемашины, офисного стула или второго монитора я могу обойтись, но очень скучаю по коллегам и общению. А еще дома очень сильно стирается граница между работой и обычной жизнью.

Дмитрий Киру, разработчик в Sherlock
Мария Киру, QA в Sherlock

В первую очередь нужно упомянуть, что мы с Машей живем в Кошелеве, поэтому раньше мы добирались до офиса где-то за час, а сейчас можно вставать позже.

Мне перед началом работы достаточно выпить кофе, а Маша, чтобы настроиться на офисный режим, собирается и делает макияж. Мы стараемся придерживаться того же графика работы, что и до карантина, то есть с 11 до 8. При этом у меня есть очень хороший модератор времени — жена. Поэтому если нет срочных задач или критичных вещей, которые нужно исправить, то рабочий день закончен, он не размазывается на весь вечер.

Когда нас отправляли на удаленку, я договорился с руководителем, что заберу домой монитор и офисное кресло, так как домашние стулья не подходят, чтобы сидеть весь день. А через неделю выяснилось, что такой режим продлится целый месяц, поэтому Маша тоже попросила привезти из офиса кресло и монитор. Так что сейчас у каждого есть удобное рабочее место: у меня в комнате, у Маши — на кухне. Если возникают вопросы, мы всегда можем друг до друга дойти или докричаться.

На каждую неделю мы составляем «Меню апокалипсиса». Гречки там нет вообще, но много овощей и салатов. Когда я подхожу к холодильнику, то всегда знаю, что именно мы будем есть, и понимаю, что это обязательно нужно доесть, иначе испортится. А еще меню помогает не разъедаться фастфудом.

Маше сложнее работать из дома, потому что ей нужно много коммуницировать с людьми и периодически получать доступ к различным устройствам. У меня никаких проблем нет, все всегда отвечают в скайпе в рамках пяти минут. Но мне очень не хватает общения с коллегами. Мы даже устроили чат человек на десять, созваниваемся раз в неделю, обсуждаем новости. Стараемся меньше говорить про коронавирус, но не особенно получается.

Павел Герасимов, директор по проектам ТЕЗИС

Мой рабочий график не изменился, потому что в управлении проектами ненормированный рабочий день — это на самом деле норма. К тому же проекты ТЕЗИС находятся во всех часовых поясах, от Камчатки до штата Юта.

Командировки приучили работать в такси, в аэропорту, в экспрессе, за неудобными столами в отелях. Главное, чтобы была плоская поверхность, куда можно поставить ноутбук. Правда, сейчас с этим стало сложнее: у дочери новое увлечение — рисование, поэтому у нас в квартире все поверхности заняты, красками, палитрами, кисточками и прочими акварелями. Так что я нашел пристанище на лоджии, кстати, с нее прекрасный вид на Волгу. Жена и дочь пытаются меня не отвлекать, но не всегда получается. У дочери дистанционное обучение, жена ей помогает. Почти как в опенспейсе у нас в офисе.

Из домашних животных у нас только робот-пылесос. Ему пришлось здорово переработать алгоритмы — одновременно такого количества «кожаных мешков» в квартире он давно не наблюдал. Еще поначалу с ним было затруднительно гулять, потому что прохожие обращали внимание. Но потом на улице появились люди, гуляющие с акулами из IKEA, и все нормализовалось.

У меня постоянно какие-то онлайн-митинги: с менеджерами проектов, с бизнес-аналитиками, с рабочими группами, с руководящим составом. Встреч и раньше было немало, но сейчас их частота магическим образом увеличилась. При этом не хватает приятной конструктивной движухи в офлайн-офисе. Там многие вопросы можно было решить в пятиминутном общении за чашкой кофе. И не было вот этого всего: «Меня слышно? А меня? Повтори, ты подвисал...».

Вообще, любые условия работы — это всегда вопрос отношения. Я считаю, что работа должна быть выполнена вне зависимости от твоего географического положения или внешних обстоятельств. Так что коронавирус почти ничего не изменил. Именно сейчас мы понимаем, что мы действительно команда, которая понимает и поддерживает друг друга.

Предыдущая статья Следующая статья

Может быть интересно: