Ретроспектива 2009-2019: как Haulmont и ключевые фигуры компании изменились за десять лет

Ретроспектива 2009-2019: как Haulmont и ключевые фигуры компании изменились за десять лет

За последние десять лет Haulmont вырос более, чем в десять раз: если в 2009 году в компании работало всего 30-40 человек, то сейчас количество сотрудников превышает 400. Подводя итоги декады, первые лица Haulmont и каждого бизнес-юнита рассказали — сколько раз менялась структура компании, как запускались и росли ключевые проекты, что изменило жизнь каждого руководителя в 2019 году.

Александр Зоткин,
директор Haulmont

2009 год был интересным — за год до этого случился экономический кризис, поэтому многие испытывали трудности и вели осторожную финансовую политику. Haulmont же, как ни странно, быстро рос: мы занимались разработкой платформы CUBA и были уверены, что это будет востребовано. Спустя десять лет мы видим, что этот расчет оправдался: платформу CUBA используют и внутри нашей компании, и в международном сообществе. В свое время мы приняли правильное решение и сделали ее open source.

Мы угадали с точки зрения технологий, выбора модели лицензирования — и для нас это определило все последнее десятилетие.

За десять лет мы вывели на рынок ТЕЗИС, Sherlock, «Параплан». Вообще, быть продуктовой компанией нелегко, и я рад, что у нас получается.

Мы несколько раз меняли модель управления. Когда у нас работали меньше 100 сотрудников, работал один подход; больше 100 — другой; с 200 до 400 — третий. Когда мы перешагнули рубеж в 400 сотрудников, снова перестроили компанию, используя все больше внутренней автоматизации, новое распределение ролей.

Что касается моего 2019 года — к сожалению, в спорте для меня многое не случилось, потому что я получил перелом ключицы во время велотренировки. Зато узнал много нового о том, как сейчас работает медицина. В четверг вечером я сломал ключицу, в пятницу мне сделали операцию, в понедельник утром я уже был на работе. Это произошло в начале июля, причем перелом был достаточно сложный. В конце августа я принял участие в Гонке программистов и, несмотря на травму, удалось заехать первым.

Иван Ласкин,
руководитель проекта ТЕЗИС

Десять лет назад я еще не работал в Haulmont, меня пригласили сюда чуть позже. Я пришел на очень интересную задачу, но с понижением зарплаты, с понижением уровня ответственности по сравнению с предыдущим местом работы. Согласился, потому что заинтересовался. Мне сказали: «Есть перспективный стартап, проект, связанный с документооборотом». В тот момент не было ни названия, ничего. Был прототип системы управления задачами, был проект CUBA Docs, который сделали для самарской компании. Один продажник, пара разработчиков — сначала у меня было три-четыре подчиненных. Сейчас их больше ста.

Для меня это был челлендж: я ушел из спокойного устоявшегося места, на котором проработал пять лет. Ушел из относительно теплого болота в неизвестность, за развитием. Каждый год в Haulmont я развиваюсь, как и многие мои коллеги. Наверное, для меня это важнее всего — рост никогда не останавливается, мне нужно постоянно двигаться.

2019 год позволил мне развиться с точки зрения работы со сложными заказчиками, разделения личной и профессиональной жизни, работы в стрессовых условиях.

Десять лет назад я составлял планы где-то на пять-семь лет вперед. Когда мы перешли с холодных звонков к работе с суперкрупными заказчиками, все начало сбываться. Сейчас моя работа и работа моих коллег в Haulmont — это большая история успеха, которая шла через кровь, слезы, через неудачи. В отличие от других крупных игроков на рынке, мы не пользовались поддержкой крупных интеграторов, а росли за счет собственного рвения. Это стало возможным благодаря сочетанию крутого коммерческого блока и сильной производственной части — у нас хороший продукт и мы умеем его продавать.

Евгений Дегтярев,
руководитель Custom Solutions

В 2009 году я стал разработчиком в Haulmont. Мы сидели в офисе в Парковом переулке, всего в компании работало около 35 человек. Не было разных департаментов (даже понятия такого не было), только два проекта, которыми мы занимались — Shamrock и CUBA. Больше ничего.

Это были очень теплые времена: маленький коллектив; ощущение, что у нас круче, чем у всех. Мы разрабатывали перспективную технологию — платформу CUBA — аналогов которой не было, она была топовой. Чтобы масштаб роста был понятнее, скажу так: сейчас только в Custom Solutions работает в три раза больше людей, чем было во всей компании десять лет назад.

Для меня 2019 был ровным, хорошим годом. Сложно выделить что-то, проще сразу подвести итоги десятилетия: мы многого достигли, но впереди более амбициозные цели. Так что, у нас еще полно работы.

Андрей Глащенко,
руководитель CUBA Platform

Всегда приятно вспомнить, что было десять лет назад. Все только начиналось, а я, как директор по развитию Haulmont, искал — куда же нам развиваться. Удавалось и писать код — тогда я создал алгоритм, который автоматически управлял парком из 3000 такси Addison Lee. Наверняка с тех пор код сильно переписали, но мне нравится думать, что мои идеи продолжают работать и приносить пользу Addison Lee и клиентам Sherlock.

Еще в 2009 году мы начинали новую тему, которая потом стала нашим крупным продуктом. До Haulmont это был мой небольшой проект по автоматизации документооборота для местной компании. После он был переписан и стал первым внедрением платформы CUBA. В итоге мы посмотрели, что получилось и решили создать продукт на основе приобретенного опыта — сейчас, спустя десять лет, над СЭД ТЕЗИС работают около 100 человек, а продукт входит в тройку лучших в России.

В 2019 году вместе с командой платформы CUBA Platform мы выпустили новую версию Studio, нашей среды разработки. Это вывело продукт на совершенно новый уровень, и открыло большие перспективы.

Дмитрий Одобеску,
руководитель Sherlock

В 2009 году я работал в другом месте, занимался в основном разработкой прототипов для мобильных устройств и не был лично знаком ни с одним заказчиком. Например, делал прототип устройства для людей с нарушениями слуха: эту штуку нужно было имплантировать в зуб, она действовала через зубной нерв и помогала человеку лучше слышать. Настраивать чувствительность и прочее можно было через мобильное устройство, которым я и та моя команда занимались.

В Haulmont я пришел в 2010 году — потому что тут хорошо, и я могу развиваться быстрее и качественнее. Первое время я был супервайзером небольшого проекта, которым занимались человек пять. Потом начался Sherlock, над ним я работаю с первого дня и могу сказать, что поднимая и развивая Sherlock, сталкиваясь со сложностями, я развиваю и себя.

За все прошедшие годы я ни разу не пожалел о решении прийти в Haulmont. Я занимаюсь большим и сложным продуктом, работаю в сильной команде профессионалов, поднялся на совсем другой уровень и продолжаю развивать и себя и продукт дальше. О таком можно только мечтать, планировать, но никак не жалеть!

Что касается лучших моментов моей работы здесь. Первый — полномасштабный запуск продукта в декабре 2012 года. Когда он «взлетел», для меня это стало лучшем новогодним подарком на тот год. Второй — когда в 2016 году Sherlock победил в финале European IT & Software Excellence Awards и был признан лучшим в своей категории.

Для меня 2019 год был довольно сложным, но трудности только закаляют и заставляют расти. В этом году мы сделали и заложили много того, что обязательно «выстрелит» уже в 2020.

Андрей Крапивин,
руководитель Shamrock

В 2009 году я был сотрудником отдела саппорта в Shamrock (одним из двух). Примерно тогда же я впервые в жизни побывал в Лондоне — съездил в командировку к Addison Lee.

В 2019 году я переехал и прошел через такое мероприятие как ремонт. Честно говоря, врагу не пожелаешь. Но несмотря ни на что, я успешно его закончил, поэтому считаю это своим достижением. Начал в марте, закончил в сентябре — гораздо быстрее, чем могло бы быть.

Еще я начал заниматься кроссфитом вместе с ребятами из компании. Юра Бернацкий из моего проекта был первым, он и прорекламировал нам это занятие. Сейчас на кроссфит ходят больше десяти сотрудников. Появились кое-какие результаты в велоспорте — кросс-кантри, если быть точным.

Мне кажется, в этом году я научился иметь дело со сложными людьми, достигать в переговорах с ними решений, которые устраивали бы все стороны. Раньше принимал все проблемы близко с сердцу, а сейчас сохраняю спокойствие. Думаю, это полезно для дела.

Вадим Хамзин,
руководитель проекта Параплан

Десять лет назад мне было одиннадцать. Я учился в школе, занимался дзюдо — правда, с переменным успехом. Потом увлекся любительским конным спортом, у нас с женой даже есть своя лошадь — ее зовут Диор. Как вы понимаете, имя выбирала жена.

В 2019 году у меня было гораздо больше бизнес-задач, чем раньше: до этого мы были сосредоточены на продукте и только начинали активные продажи, а в этом году у нас появилось больше 200 клиентов.

Предыдущая статья Следующая статья

Может быть интересно: